Исковые требования не подлежат удовлетворению

Почему судья отказал в иске

Исковые требования не подлежат удовлетворению
Разместил: Егоров Константин Михайлович Статьи наших юристов 16.09.2016

Нередко, подав иск в суд общей юрисдикции, граждане получают судебное решение об отказе в удовлетворении заявленного иска. Причем такие судебные решения часто принимаются по, казалось бы, стопроцентно выигрышным делам.

Давайте разберемся с основными встречающимися причинами отказов в удовлетворении исков в судах общей юрисдикции.

1. Неправильное обоснование заявленного иска

Граждане, часто, подают в суды общей юрисдикции иски на незначительные суммы. Это могут быть иски о защите прав потребителей, купивших бракованную бытовую технику, о взыскании ущерба, причиненного затоплением квартиры, о возмещении вреда, причиненного незначительным дорожно-транспортным происшествием и т.д.

Как результат незначительности заявленной в иске суммы, подлежащей взысканию с ответчика, граждане пытаются самостоятельно составить иск, используя типовые формы, с которыми можно ознакомиться в сети интернет или на стендах в зданиях судов.

Однако типовая форма иска часто не позволяет грамотно составить исковое заявление и обосновать заявленные исковые требования.

В самом иске необходимо четко, последовательно и со ссылками на прилагаемые к иску документы, изложить само событие, в результате которого подается в суд иск, хронологию событий, последовавших после этого события, вплоть до момента подачи иска в суд, а также четко указать, в чем именно заключается нарушение прав истца.

Кроме того, в иске нужно сослаться именно на те нормы права (статьи законов и кодексов), которые истец считает подлежащими применению конкретно к его случаю.

При подаче иска в суд нужно отдавать себе отчет в том, что судья, который будет рассматривать этот иск и принимать по нему решение, имеет в производстве достаточно большое количество дел, и не намерен проводить вместо истца дознание и выискивать нормы права и судебную практику, подлежащие применению к данному конкретному случаю.

Подача в суд иска с неправильно изложенным обоснованием значительно уменьшает шансы на успех в суде. Если судья поймет, что в такой ситуации ему будет проще отказать в удовлетворении иска, чем сформулировать вместо самого истца правовое обоснование заявленного иска, то может быть принято решение об отказе в удовлетворении иска, даже при практически стопроцентной правоте истца.

2. Неправильно заявленные исковые требования

При составлении и подаче в суд иска нужно учитывать не только правильность в изложении обстоятельств дела и правовой аргументации иска. Нужно также четко представлять себе те правовые последствия, которые может повлечь за собой судебное решение, если оно будет принято в пользу истца.

В просительной части иска нужно указать именно те правовые последствия, которые предусмотрены действующим законодательством и сложившейся судебной практикой.

В противном случае, судья может указать в судебном решении, что сам факт нарушения прав истца судом установлен и подтвержден документально, но при этом суд отказывает истцу в удовлетворении иска, в связи с тем, что истцом был избран неправильный способ защиты нарушенного права, или заявлены исковые требования, не предусмотренные действующим законодательством.

Например, истец может заявить в суде иск о том, что ответчик неправомерно отказал ему в принятии документов о признании нуждающимся в улучшении жилищных условий, в связи с чем истец просит суд признать его (истца) нуждающимся в улучшении жилищных условий.

Однако в удовлетворении такого иска судья может отказать по основанию, что признание неправомерным отказа в принятии документов, само по себе, не порождает прав истца на его постановку на жилищный учет, а лишь порождает такое правовое последствие, как обязание судом ответчика принять и рассмотреть поданные истцом документы.

В данном случае судья ограничен теми исковыми требованиями, которые заявил сам истец, и если исковые требования заявлены неверно, то судья обязан будет в удовлетворении иска оказать.

Случаи, когда судья вправе (но не обязан) выйти за пределы заявленных самим же истцом исковых требований, крайне ограничены.

Примером может служить применение судом норм статей 167 и 168 Гражданского кодекса РФ о правовых последствиях недействительности ничтожной сделки, когда судья вправе сам применить какое-либо из предусмотренных действующим законодательством правовых последствий ничтожной сделки, даже если такие требования не были включены истцом в просительную часть заявленного иска. Однако подобного рода иски составляют лишь малую часть из общей массы подаваемых гражданами исков в суды общей юрисдикции.

Поэтому грамотное формулирование просительной части иска во многом предопределяет успешное завершение судебного процесса.

3. Недостаточная доказательная база для принятия положительного судебного решения

При подаче иска в суд и в ходе судебного разбирательства по делу чрезвычайно важно представить суду максимум доказательств, непосредственно относящихся к сути рассматриваемого спора.

Ещё на стадии составления и подачи иска в суд важно сослаться на имеющиеся у истца документы, которые со всей очевидностью свидетельствуют о наличии нарушенного права истца, а также о том, что такое нарушение было допущено именно ответчиком, и истцу при этом был причинен ущерб (или нарушены его права) в том объеме, что был указан в исковом заявлении.

Если у истца нет документов, прямо свидетельствующих против ответчика, то можно приложить к материалам судебного дела косвенные документы, при этом подробно в письменном виде изложив в суде взаимосвязь этих документов к рассматриваемому спору.

Нужно четко понимать, что обязанность по доказыванию обоснованности поданного иска лежит на самом истце. Суд может лишь содействовать истцу в сборе документов.

При этом, если истец не имеет на руках требуемых доказательств своей правоты, то он должен письменно ходатайствовать в суде об истребовании необходимых, по его мнению, доказательств, четко описав эти доказательства в ходатайстве об их истребовании, указав, что конкретно эти доказательства могут подтвердить, и представить суду письменные документы, свидетельствующие о том, что истец самостоятельно предпринимал меры к получению этих доказательств, но ему было отказано в их предоставлении без предъявления судебного запроса.

Как уже было указано выше, судьи, как правило, не имеют ни малейшего желания самостоятельно вести дознание по делу. Их задача заключается лишь в анализе представленных сторонами доказательств и, если потребуется, помощи сторонам судебного процесса в истребовании и получении таких доказательств.

Поэтому одной из задач истца в суде общей юрисдикции является не просто грамотно сформулировать иск, но и грамотно представить суду все необходимые доказательства по делу, а если потребуется – убедить суд в необходимости истребования доказательств у сторонних лиц.

Неправильное определение доказательной базы по делу или ошибочное убеждение в том, что судья сам будет инициировать истребование важных документов у сторонних лиц, может повлечь за собой принятие отрицательного судебного решения.

4. Противоречивая судебная практика

При рассмотрении иска в суде общей юрисдикции существенное значение имеет не только знание действующего законодательства, но и сложившаяся судебная практика по порядку применения тех или иных норм права.

Истец может хорошо знать содержание различных кодексов и законов, и при этом трактовать их в нужную для себя сторону. Реальная же судебная практика по применению норм материального и процессуального права может значительно отличаться от того, как истец трактует эти нормы права.

Поэтому перед предъявлением иска в суд лучше предварительно ознакомиться с разъяснениями Верховного Суда РФ и местных судов (не ниже суда субъекта Российской Федерации), и процитировать эту судебную практику в тексте самого иска или в письменных пояснениях по иску.

Однако даже хорошее знание судебной практики не гарантирует выигрыш дела в суде. К сожалению, единой судебной практики просто не существует. Есть разъяснения Верховного Суда РФ по порядку применения тех или иных норм материального и процессуальной права, а есть практика судов субъектов Российской Федерации, которая часто прямо противоречит друг другу.

Соответственно, зная эту особенность, лучше заранее изложить свою правовую позицию с учетом нужной истцу судебной практики именно в суде первой инстанции, не поводя дело до рассмотрения в апелляционном порядке, у которого может быть несколько иное представление о том, как именно нужно разрешать подобные судебные споры.

Хорошее знание судебной практики и её грамотное изложение в суде первой инстанции, если не гарантируют, то, как минимум, повысит шансы на положительный исход дела.

5. Неопытность судьи, или иная, чем рассматриваемый спор, специализация судьи

В последнее время, из-за увеличения числа судей, истцам часто приходится иметь дело с судьей, совсем недавно назначенным на должность.

Кроме того, из-за нехватки кадров, нередки случаи, когда дело передается на рассмотрение судьи, специализирующегося на других гражданско-правовых спорах (например, жилищный спор передается на рассмотрение судье, ранее рассматривавшему лишь дела, связанные с кредитными договорами и возмещением убытков, причиненных неисполнением договора).

Если у судьи нет нужного опыта в рассмотрении спора, по которому был подан иск, то всё изложенное выше (особенно хорошее знание судебной практики по такой категории дел) требует безукоризненного соблюдения.

Иначе становится вполне возможной ситуация, при которой судье будет проще отказать в удовлетворении иска, чем этот иск удовлетворить и самостоятельно (вместо истца) знакомиться с судебной практикой по такой категории дел и нормативно-правовыми актами, подлежащими применению к данному спору.

6. Опасение судьи принимать судебные решения против государственных органов и органов местного самоуправления

Очень часто судьи отказывают в удовлетворении исков в отношении государственных органов и местных администраций лишь из-за опасений усложнить свою жизнь принятием решений, невыгодных государству.

Формально судебная власть в Российской Федерации является независимой.

Но если смотреть объективно, например, судьи получают государственное жилье (которое строится и распределяется среди судебных работников за счет местных администраций), а также имеют множество государственных льгот, которых могут легко лишиться.

Такая косвенная зависимость судей от воли государства вовсе не означает, что судиться против государственных органов или местных администраций бесполезно. Суды часто принимают решения в пользу граждан, обязывая государственные органы и органы местного самоуправления совершить в отношении истца какое-либо вполне законное действие.

Однако приравнивать государственные органы и органы местного самоуправления к остальным ответчикам (физическим и юридическим лицам), на наш взгляд, было бы неправильно.

Это все-таки разные по своему значению для судов общей юрисдикции ответчики, в связи с чем далеко не все исковые требования, которые можно предъявить к простым ответчикам, стоит заявлять в отношении государственных органов и органов местного самоуправления.

Так, например, если истца неправомерно сняли с жилищного учета, то кроме требований признать незаконным и подлежащим отмене распоряжения о снятии истца с жилищного учета, и восстановлении его на жилищном учете, лучше будет не заявлять никаких дополнительных требований (о компенсации морального вреда или о взыскании причиненных истцу убытков), поскольку в этом случае истец, по сути, сам может спровоцировать судью на то, чтобы ему (истцу) отказали в удовлетворении иска в полном объеме.

То есть, предъявляя в суд иск против государственных органов и органов местного самоуправления, нужно заранее здраво оценивать свои шансы на успех, и максимально продумывать каждый пункт заявленных в просительной части иска исковых требований.

Читайте еще по данной теме:

Специалист Юридического Бюро «Егоров и Штауффенберг» Егоров Константин Михайлович Егоров К.М.

Источник: Московские юристы

Источник: https://www.kmcon.ru/articles/articlesourjurist/ourjurist4_6676.html

Вс напомнил судам порядок действий при изменении квалификации спорных правоотношений

Исковые требования не подлежат удовлетворению

Верховный Суд вынес Определение № 78-КГ20-23-КЗ, в котором напомнил судам о том, что при изменении квалификации спорных правоотношений необходимо поставить этот вопрос на обсуждение сторон и определить обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора.

Сергей Робул обратился в Калининский районный суд г. Санкт-Петербурга с иском к Сергею Митину о взыскании долга по договору займа, процентов за пользование чужими денежными средствами и судебных расходов. Он указал, что 3 февраля 2011 г. ответчик взял у него в долг 774 тыс. руб.

на срок до востребования, о чем была составлена расписка. 7 марта 2018 г. Сергей Робул направил должнику требование о возврате денежных средств в тридцатидневный срок с момента получения этого требования, однако деньги возвращены не были и на претензию от 13 марта 2018 г.

Сергей Митин не ответил.

Уточнив исковые требования, Сергей Робул просил взыскать с ответчика сумму основного долга – 774 тыс. руб., проценты за пользование чужими денежными средствами в размере более 20 тыс. руб. и почти 10 тыс. руб. в качестве компенсации судебных расходов.

Взыскивая в пользу истца заявленные им суммы, Калининский районный суд г.

Санкт-Петербурга исходил их того, что представленная расписка не подтверждает факт заключения именно договора займа, однако полученные ответчиком денежные средства являются его неосновательным обогащением и подлежат взысканию в пользу истца. Апелляция и кассация оставили решение первой инстанции в силе, согласившись с такими выводами.

Сергей Митин обратился в Верховный Суд, который, изучив кассационную жалобу, напомнил, что в силу ст. 39 ГПК предмет и основание иска определяет истец, а суд в соответствии с ч. 3 ст. 196 данного Кодекса принимает решение по заявленным требованиям.

Высшая инстанция сослалась на п. 5 Постановления Пленума ВС РФ от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении», согласно которому суд принимает решение только по заявленным истцом требованиям.

Выйти за пределы заявленных требований (разрешить требование, которое не заявлено, удовлетворить требование истца в большем размере, чем оно было заявлено) суд имеет право лишь в случаях, прямо предусмотренных федеральными законами.

Заявленные требования рассматриваются и разрешаются по основаниям, указанным истцом, а также по обстоятельствам, вынесенным судом на обсуждение в соответствии с ч. 2 ст. 56 ГПК РФ.

В то же время, заметил ВС, в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что в соответствии со ст.

148 ГПК на стадии подготовки дела к судебному разбирательству суд выносит на обсуждение вопрос о юридической квалификации правоотношения для определения того, какие нормы права подлежат применению при разрешении спора. По смыслу ч. 1 ст.

196 данного Кодекса суд определяет, какие нормы права следует применить к установленным обстоятельствам. Суд также указывает мотивы, по которым не применил нормы права, на которые ссылались лица, участвующие в деле.

В связи с этим ссылка истца в исковом заявлении на не подлежащие применению в данном деле нормы права сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования.

ВС указал, что в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда от 24 июня 2008 г.

№ 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» также разъяснено, что при определении закона и иного нормативного правового акта, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установлении правоотношений сторон следует иметь в виду, что они должны определяться исходя из совокупности данных: предмета и основания иска, возражений ответчика относительно иска, иных обстоятельств, имеющих юридическое значение для правильного разрешения дела. Поскольку основанием иска являются фактические обстоятельства, то указание истцом конкретной правовой нормы в обоснование иска не является определяющим при решении судьей вопроса о том, каким законом следует руководствоваться при разрешении дела.

Верховный Суд обратил внимание на то, что по настоящему делу истец предъявил требования о взыскании с ответчика денежной суммы и процентов, в обоснование которых ссылается на факт передачи этой денежной суммы ответчику.

Данные правоотношения он полагал займом и ссылался в обоснование иска на положения ст. 809 и 811 ГК. Первая инстанция посчитала, что к данным правоотношениям подлежат применению нормы гл.

60 Гражданского кодекса о неосновательном обогащении ответчика в связи с недоказанностью факта заключения сторонами договора займа.

Высшая инстанция отметила, что в соответствии со ст. 12 ГПК РФ правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Согласно п. 2 ст. 56 данного Кодекса суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

«В силу данных норм процессуального права и с учетом приведенных выше разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации суд, придя к выводу о квалификации спорных правоотношений как неосновательного обогащения, обязан был поставить этот вопрос на обсуждение сторон и определить обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора, даже если стороны на некоторые из них не ссылались, а также распределить обязанности по доказыванию этих обстоятельств», – посчитал ВС.

Верховный Суд заметил, что согласно материалам дела эти требования закона судом выполнены не были. При этом в кассационной жалобе Сергей Митин указал, что вследствие этого нарушения он был лишен возможности заявить свои возражения против взыскания неосновательного обогащения и представить соответствующие доказательства.

Таким образом, ВС отменил решения нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в Калининский районный суд г. Санкт-Петербурга.

В комментарии «АГ» юрист АБ «Халимон и Партнеры» Александр Бобров указал, что Верховный Суд совершенно справедливо напомнил нижестоящим инстанциям о том, что правосудие в России строится на принципах состязательности и равноправия участников судебного разбирательства.

«Действительно, действующее процессуальное законодательство наделяет суд, рассматривающий дело, широкими процессуальными полномочиями, использование которых, в частности, призвано направить стороны к эффективной реализации принадлежащих им прав и, как результат, всесторонне и полно рассмотреть конкретный спор.

При этом, направляя процессуальное поведение сторон, суд не должен брать на себя присущие только сторонам полномочия», – отметил Александр Бобров.

По его мнению, подобные случаи имеют место в судебной практике, хотя и не носят массовый характер.

«Общепринятой является практика, при которой судья, рассматривающий дело и полагающий, что к отношениям, возникшим между сторонами, следует применить иные нормы, отличные от тех, на которые ссылается истец, разъясняет ему право уточнить требования.

Процессуально это реализуется через подачу заявления об изменении предмета или основания иска в порядке ч. 1 ст. 39 ГПК РФ», – подчеркнул юрист.

Адвокат КА «Объединенная коллегия адвокатов Чувашской Республики» Сергей Ванюков отметил, что ВС предлагает судам в случае несогласия с юридической квалификацией правоотношений сторон, предложенной истцом, не отказывать в иске, а в рамках подготовки к судебному заседанию предложить свою квалификацию правоотношений сторон и вынести ее на обсуждение, определив обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора и распределив при этом бремя доказывания между сторонами.

«Такой подход, с одной стороны, обеспечивает процессуальную экономию времени, а с другой – позволяет снизить требования к юридической квалификации сторон», – указал он. Сергей Ванюков отметил, что случаи несогласия судов с классификацией правоотношений, предложенной сторонами, нередки, а потому определение Верховного Суда имеет практическую ценность.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-napomnil-sudam-poryadok-deystviy-pri-izmenenii-kvalifikatsii-spornykh-pravootnosheniy/

Такие разные исковые требования

Исковые требования не подлежат удовлетворению

1. Предмет иска

Иск индивидуализируют его элементы: предмет и основание.

Различают три концепции предмета иска:

1) материально-правовое требование истца к ответчику;

2) способ защиты;

3) правоотношение.

Учитывая, что de lege lata наш процесс основан на теории фактической индивидуализации иска, под предметом иска понимают материально-правовое требование к ответчику – просительный пункт искового заявления. Т.е. с учетом ч. 1 ст. 168, ч. 4 ст. 170 АПК РФ/ч. 1 ст. 196, ч. 4 ст. 198 ГПК РФ весьма сомнительны попытки сослаться на относимость к нашему процессуальному праву иных концепций предмета иска.

На практике эти положения иногда игнорируются, не спорю. Но с учетом отсутствия возможности предъявлять альтернативные (факультативные) иски ни к чему хорошему такое игнорирование не приводит.

В этом вопросе и сам КС РФ запутался в свое время в Постановлении от 21 апреля 2003 г. N 6-П:

– абз. 1 п.

3, «Гражданский кодекс Российской Федерации – в соответствии с вытекающими из Конституции Российской Федерации основными началами гражданского законодательства (пункт 1 статьи 1 ГК Российской Федерации) – не ограничивает гражданина в выборе способа защиты нарушенного права и не ставит использование общих гражданско-правовых способов защиты в зависимость от наличия специальных, вещно-правовых, способов; граждане и юридические лица в силу статьи 9 ГК Российской Федерации вправе осуществить этот выбор по своему усмотрению»;

– абз. 3 п. 3, «Из статьи 120 (часть 2) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 76 (части 3, 5 и 6), 118, 125, 126 и 127 следует, что суды общей юрисдикции и арбитражные суды самостоятельно решают, какие нормы подлежат применению в конкретном деле».

Абзацы, по сути, взаимоисключающи, т.к. либо суд применяет норму права и ищет норму права к совокупности установленных обстоятельств, либо истец избирает способ защиты. Как выразился по этому поводу Шварц М.З.: «скрестить ежа с ужом невозможно».

Но все-таки закон и постановления пленумов высших судебных инстанций придерживаются принципа iura novit curia:

– «ссылка истца в исковом заявлении на не подлежащие применению в данном деле нормы права сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования», абз. 3 п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»;

– «ссылка истца в исковом заявлении на не подлежащие применению, по мнению суда, в данном деле нормы права сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования», абз. 3 п.

3 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г.

N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее – Постановление N 10/22).

Собственно, это лишь вводная. Соотношение теории фактической и теории юридической индивидуализации иска не является объектом настоящего обсуждения.

Мне интересно мнение коллег относительно следующих требований.

2.1. Требования, не проецируемые на какой-либо способ защиты

Истец может указать в просительной части искового заявления просто «взыскать 50 000 руб.» – суд с учетом установленных по делу обстоятельств определит какие нормы права следует применить, например: взыскать ли договорный долг, возвратить ли неосновательное обогащение.

Однако порой предъявляются такие требования, которые нелегко или вовсе невозможно соотнести с каким-либо предусмотренным способом защиты.

К примеру, судебная практика в свое время столкнулась с тем, что:

– в области корпоративных отношений реализация такого способ защита гражданских прав, как восстановление положения, существовавшего до нарушения права, может выражаться в виде присуждения истцу соответствующей доли участия в уставном капитале хозяйственного товарищества или общества (Постановление Президиума ВАС РФ от 3 июня 2008 г. N 1176/08);

– в случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения, оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими (абз. 4 п. 52 Постановления N 10/22).

Встречаются и такие требования: о прекращении обязательств и признании задолженности погашенной. Судя по Определениям ВС РФ от 28 апреля 2015 г. N 51-КГ15-3, от 17 марта 2015 г. N 5-КГ14-155, ВС РФ не против таких требований.

Недавно Голодов Алексей ссылался на рекомендации НКС при АС ЗСО от 3 июня 2016 г. № 1/2016, связанные с разрешением споров об энергоснабжении. Обратите внимание на п.п. 10, 11 данных рекомендаций.

Иногда требования истцов еще более далеки от юридической реальности.

Семенов А.В. еще в 2014 г. указывал на чудный иск о признании права нарушенным (требование о признании незаконным). СИП нам разъяснил:

«При этом доводы “НЕСТЛЕ ВОТЕРС Франция” о том, что иск о признании права нарушенным является разновидностью иска о признании права, предусмотренного подпунктом 1 пункта 1 статьи 1252 ГК РФ, со ссылками на правовые позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, содержащиеся, по мнению представителя истца, в определениях Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации об отказе в передаче отдельных судебных дел в Президиум, не принимаются судом кассационной инстанции, так как они основаны на неверном толковании закона, а определения об отказе в передаче дел в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не содержат ни правовых позиций высшего суда, ни правовых норм» (Постановление СИП от 23 июня 2014 г. по делу N А40-102940/2013).

Соответствующие вопросы возникают и:

– в корпоративных спорах, «Возложение на приобретателя 30, 50 и 75 процентов акций акционерного общества обязанности направить публичную оферту остальным акционерам данного общества – в силу самого факта перехода к нему прав на указанное количество акций, вне зависимости от каких-либо иных обстоятельств, направлено на защиту прав миноритарных акционеров путем предоставления им возможности возвратить сделанные ими инвестиции (посредством выкупа принадлежащих им акций по справедливой цене) в условиях, когда в акционерном обществе происходит нарастание возможностей корпоративного контроля со стороны одного из акционеров или группы аффилированных лиц, а также на обеспечение необходимого баланса прав и законных интересов всех заинтересованных лиц (акционеров, кредиторов, органов управления и др.) в процессе предпринимательской деятельности акционерного общества и, таким образом, публичного интереса в развитии акционерного общества в целом.

Между тем, в качестве правового последствия неисполнения обязанности направить обязательное предложение в соответствии с положениями статьи 84.

2 Закона об акционерных обществах лицом, которое приобрело более 30, 50 и 75 процентов общего количества акций открытого общества, Закон об акционерных обществах предусматривает ограничение количества акций, которыми такое лицо и его аффилированные лица вправе ать до даты направления обязательного предложения (пункты 6 и 7 статьи 84.2 Закона об акционерных обществах). Кроме того, Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрена административная ответственность в виде штрафа за нарушение лицом, которое приобрело более 30 процентов акций открытого акционерного общества, правил их приобретения (статья 15.28 Кодекса).

Иных последствий неисполнения обязанности, закрепленной в пункте 1 статьи 84.2 названного Закона, в том числе возможности предъявления акционером требования об обязании ответчика направить обязательное предложение либо выкупить принадлежащие истцу акции на определенных условиях, действующее законодательство не предусматривает» (Постановление АС МО от 8 июля 2015 г. по делу N А40-60292/14);

– в спорах, возникающих из публичных правоотношений, «действующим законодательством не предусмотрен такой способ защиты нарушенного права как требование о признании недействительными записей в ЕГРЮЛ, поскольку данные записи не являются ненормативным правовым актом государственного органа.

Именно решения о государственной регистрации, а не сами записи в ЕГРЮЛ, носят ненормативный характер и являются актами, которые могут быть оспорены в порядке, предусмотренном главой 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» (Постановление АС МО от 8 апреля 2016 г.

по делу N А40-34601/15),  «Суд первой инстанции не вправе был обязывать инспекцию указать при внесении записи иную дату ее совершения, в связи с чем, суд апелляционной инстанции отменил решение суда обоснованно.

Правовых оснований для принуждения инспекции осуществить государственную регистрацию юридического лица прошедшей датой не имеется» (Постановление АС СКО от 2 марта 2016 г. по делу N А53-18610/2015).

Чего только истцы не требуют…

«Земцова А.С. обратилась в суд с иском к Никитину А.С., в котором просит обязать ответчика признать ее “Владычицей морской “» (Апелляционное определение Краснодарского краевого суда от 19 мая 2015 г. по делу N 33-10816/2015).

Собственно, вопрос: следует ли, на ваш взгляд, допускать удовлетворение требований, которые нелегко или вовсе невозможно соотнести с каким-либо предусмотренным способом защиты? Если истец все-таки обосновал необходимость предъявления такого требования, связь с законом?

Опять же, исключительно de lege lata.

2.2. Указать, что решение является основанием

Такое требование свойственно для исков о правах на недвижимое имущество. Как правило, связано с сотрудниками Росреестра, которые отказываются вносить изменения в ЕГРП в отсутствие прямого указания «является основанием» в резолютивной части решения суда.

И это несмотря на прямое указание в п. 52 Постановления N 10/22 на то, что оспаривание зарегистрированного права на недвижимое имущество осуществляется путем предъявления исков, решения по которым являются основанием для внесения записи в ЕГРП.

В частности, если в резолютивной части судебного акта решен вопрос о наличии или отсутствии права либо обременения недвижимого имущества, о возврате имущества во владение его собственника, о применении последствий недействительности сделки в виде возврата недвижимого имущества одной из сторон сделки, то такие решения являются основанием для внесения записи в ЕГРП.

Но, не желая впоследствии спорить с Росреестром, истцы просят суд указать, что «решение является основанием», а суд, по доброте душевной, истцам не отказывает.

Весьма актуально для исков о признании права собственности на самовольную постройку применительно к судам общей юрисдикции. Вот, пример.

Иногда встречается и в судебных актах арбитражных судов:

«Признать отсутствующим ограничение (обременение) права администрации муниципального образования город Горячий Ключ на земельный участок с кадастровым номером 23:41:1002007:124, расположенный по адресу: Краснодарский край, г. Горячий Ключ, ул. Псекупская, д. 87, арендой в пользу в общества с ограниченной ответственностью СК “Граунд”.

Источник: https://zakon.ru/discussion/2016/11/8/takie_raznye_iskovye_trebovaniya

Арбитражный суд Кемеровской области

Исковые требования не подлежат удовлетворению

ОБЗОР

практики применения положений

части первой статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации

В соответствии с планом работы Арбитражного суда Кемеровской области на второе полугодие 2012 года проведено обобщение судебной практики применения положений части первой статьи 49 Арбитражного процессуального Кодекса Российской Федерации (далее АПК РФ).

Актуальность темы обзора обусловлена тем, что истцы достаточно часто неправильно применяют положения части 1 статьи 49 АПК РФ, согласно которой истец вправе при рассмотрении дела в арбитражном суде первой инстанции до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований.

При этом предмет иска представляет собой требование истца об удовлетворении конкретного материально-правового притязания к ответчику, которое определяет существо спора.

Предметом иска могут быть требования истца о признании наличия или отсутствия конкретного гражданского правоотношения между ним и ответчиком; принуждении ответчика к совершению определенных действий или воздержанию от них во исполнение обязанности перед истцом; о прекращении или изменении спорного правоотношения; о принудительном взыскании с ответчика денежных средств за нарушения обязательств.

Основанием иска являются те фактические и юридические обстоятельства, на которых истец основывает свое требование.

Главными из них являются юридические факты и фактические обстоятельства, с которыми закон (нормы материального права) связывает возникновение, изменение или прекращение спорного правоотношения сторон.

Как форму изменения иска закон допускает изменение только одного из двух его элементов – предмета или основания.

Одновременное изменение того и другого нарушает тождество заявленного и измененного исков и представляет собой предъявление совершенно нового иска, а не изменение прежнего.

1. Предъявление дополнительного требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами по статье 395 ГК РФ при условии, что первоначально было заявлено требование лишь о взыскании задолженности по договору, требованиям части 1 статьи 49 АПК РФ не соответствует.

Так, по делу №А27-12333/2011 истцом были заявлены требования о расторжении договора аренды, взыскании долга по арендной плате, амортизационных отчислений, транспортного налога. В ходе судебного разбирательства истец заявил ходатайство об увеличении исковых требований, добавив требование о взыскании с ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами в порядке статьи 395 ГК РФ.

Суд счел заявленное ходатайство не подлежащим удовлетворению, поскольку истец вправе заявить об увеличении размера требований в рамках первоначально заявленных, а в данном случае имело место изменение как предмета иска, так и его основания, т.е. было заявлено самостоятельное требование.

Как разъяснил Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 3 постановления от 31 октября 1996г.

№ 13 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции», изменение предмета иска означает изменение материально-правового требования истца к ответчику; изменение основания иска означает изменение обстоятельств, на которых истец основывает свое требование к ответчику.

Под увеличением размера исковых требований понимается увеличение суммы иска по тому же требованию, которое было заявлено истцом в исковом заявлении.

Увеличение размера исковых требований не может быть связано с предъявлением дополнительных исковых требований, которые не были истцом заявлены в исковом заявлении.

В частности, требование о применении имущественных санкций (что имело место в рассматриваемом случае)  не может расцениваться как увеличение размера требований по иску о взыскании основной задолженности. Такое требование может быть заявлено самостоятельно.

Суд апелляционной инстанции поддержал вывод суда первой инстанции, поскольку требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами является новым, так как его предмет – материально-правовое требование о взыскании процентов, а основание – неправомерное пользование ответчиком денежными средствами. Истец требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами на сумму убытков первоначально не предъявлял, а увеличение размера исковых требований не может быть связано с предъявлением дополнительных исковых требований, которые не были заявлены истцом в исковом заявлении.

2. Предъявление новых требований о взыскании долга по иным договорам, актам выполненных работ, товарным накладным или иным документам требованиям части 1 статьи 49 АПК РФ не отвечает.

Так, по делу №А27-11844/2012 истец обратился с иском о взыскании с ответчика задолженности по оплате оказанных услуг, а также процентов за пользование чужими денежными средствами. При этом задолженность образовалась по нескольким договорам, что подтверждалось соответствующими актами.

В ходе судебного разбирательства истец со ссылкой на статью 49 АПК РФ заявил ходатайство об увеличении размера исковых требований, добавив требование о взыскании задолженности за услуги, оказанные в более ранний период, нежели тот период, за который предъявлена задолженность в исковом заявлении.

Суд не нашел оснований для удовлетворения ходатайства, поскольку установил наличие в данном случае одновременного изменения как предмета (добавлено требование об оплате услуг, оказанных в ранее не заявленный период), так и основания иска (добавлены ссылки на дополнительные акты, счета-фактуры).

Согласно правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении Президиума ВАС РФ от 11 мая 2010г.

№161/10, требование об оплате работ за ранее не заявленный период является самостоятельным и не может быть расценено судом как увеличение исковых требований в порядке, предусмотренном статьей 49 АПК РФ.

Данное требование имеет не только новый предмет иска (требование об оплате работ (услуг), выполненных в ранее не заявленный период), но и основание иска (взыскание долга по оплате услуг, оказанных в соответствии с иными актами, чем заявлялось первоначально, и в связи с неоплатой иных платежных требований (счетов-фактур)).

Неудовлетворение судом ходатайства истца не является отказом последнему в судебной защите его нарушенного права, поскольку истец вправе обратиться в суд с новым самостоятельным требованием.

3. Нарушение положений части 1 статьи 49 АПК РФ может иметь место только в том случае, когда в результате уточнения заявленных требований нарушается тождество заявленного и уточненного требования.

Так, по делу №А27-13696/2010 арбитражный управляющий обратился в суд с ходатайством о выдаче исполнительного листа на взыскание с должника суммы процентов по вознаграждению в соответствии со статьями 318, 319 АПК РФ, поскольку срок выплаты вознаграждения уже наступил, а размер процентов по вознаграждению был установлен ранее определением суда.

В судебном заседании арбитражный управляющий заявил ходатайство об изменении (уточнении) предмета заявленных требований, просил взыскать с должника в пользу заявителя вознаграждение в части суммы процентов и выдать исполнительный лист (предъявленная к взысканию сумма при этом не изменялась).

Ходатайство судом было удовлетворено в связи с отсутствием при его заявлении нарушений требований части 1 статьи 49 АПК РФ, поскольку в просительной части первоначально заявленного ходатайства арбитражный управляющий просил суд выдать исполнительный лист на взыскание с должника суммы вознаграждения, т.е. просил решить вопрос и о взыскании вознаграждения, и о выдаче исполнительного листа.

Суд признал первоначальные и уточненные требования тождественными по своему содержанию.

Суд апелляционной инстанции с этим выводом не согласился, указав в своем постановлении, что заявитель в нарушение требований части 1 статьи 49 АПК РФ изменил как предмет, так и основание заявленных требований, ссылаясь при этом на то, что требование о взыскании с должника в пользу заявителя суммы процентов по вознаграждению является самостоятельным, имеет собственный предмет и основание, в связи с чем оно было неправомерно принято и рассмотрено по существу судом первой инстанции.

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа вышеуказанное постановление суда апелляционной инстанции отменил, оставил в силе определение суда первой инстанции, при этом, указав в своем постановлении, что уточнение конкурсным управляющим первоначально заявленного ходатайства по своей сути не содержало изменения предмета или основания требования: первоначальные и уточненные требования тождественны.

Предметом рассматриваемого заявления было и осталось взыскание вознаграждения временного управляющего в виде процентов, а основанием – определение их размера ранее принятым судебным актом, невыплата процентов после наступления срока их выплаты по основаниям статей 20.6, 59 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», а также статей 318, 319 АПК РФ.

4.Дополнительное обоснование заявленных требований не является изменением основания иска в порядке части 1 статьи 49 АПК РФ.

4.1. Истец обратился к ответчику с иском о взыскании неосновательного обогащения, полученного последним в связи с незаконным использованием земельного участка (дело №А27-11652/2011).

В ходе судебного разбирательства истцом было заявлено ходатайство об уточнении исковых требований на основании статьи 49 АПК РФ, в котором он просил взыскать с ответчика, вместо первоначально заявленной суммы, неосновательное обогащение в значительно большем размере, рассчитанном, исходя из рыночной стоимости спорного земельного участка на основании пункта 6 Постановления Правительства РФ от 16.07.2009г. № 582 «Об основных принципах определения арендной платы при аренде земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, и о Правилах распределения размера арендной платы, а также порядка, условий и сроков внесения арендной платы за земли, находящиеся в собственности Российской Федерации».

Суд первой инстанции в удовлетворении ходатайства истца отказал, посчитав, что истцом в данном случае изменены одновременно и предмет, и основание иска.

Апелляционная инстанция не согласилась с позицией суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении ходатайства, заявленного в порядке части 1 статьи 49 АПК РФ, считая, что в данном случае одновременное изменение предмета и основания иска не имело место: истец, основываясь на тех же юридических фактах                               (т.е.

не изменяя основания иска), лишь увеличил размер подлежащего взысканию с ответчика неосновательного обогащения в связи с незаконным использованием                         спорного земельного участка, ссылаясь при этом, на иные пункты Постановления Правительства РФ от 16.07.2009г.

№ 582, нежели те пункты постановления, на которые он ссылался первоначально.

4.2. Определением по делу №А27-3835/2012 производство по делу прекращено в связи с тем, что имеется вступившее в законную силу решение, принятое по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям.

Заявитель с настоящим определением не согласился, обжаловал его в апелляционном порядке, указав, что судебный акт был ранее принят по спору, в котором заявлялись иные основания незаконности оспариваемых актов налогового органа.

Седьмой арбитражный апелляционный суд оставил определение без изменения, указав, что предметом заявления, как в настоящем, так и в рассмотренном ранее деле являлось требование о признании недействительными одних и тех же решений налогового органа.

По смыслу части 1 статьи 49 АПК РФ основание иска (заявления) – это обстоятельства, на которые ссылается истец (заявитель) в подтверждение исковых требований к ответчику.

В рассматриваемом деле основания заявления не изменились, заявитель лишь дополнительно обосновал свои доводы.

Также не могут быть квалифицированы в качестве изменения основания иска случаи, когда истец, не изменяя предмета иска, а также, не расширяя круг юридических фактов, приведенных в его основание, добавляет ссылки на нормы права, которые отсутствовали в просительной части первоначально поданного заявления.

5. Изменение требования о взыскании задолженности по договору аренды на требование о взыскании неосновательного обогащения не является нарушением положений статьи 49 АПК РФ.

По делу №А27-8781/2011 истцом заявлено требование о взыскании долга по арендной плате.

Поскольку в ходе судебного разбирательства была констатирована незаключенность договора аренды, истец обратился с ходатайством об изменении предмета иска, мотивируя доказанностью фактического пользования ответчиком в спорный период предметом аренды, указал, что сумма, первоначально заявленная как задолженность по арендной плате, подлежит взысканию с ответчика в качестве неосновательного обогащения по правилам статей 1102, 1105, 1107 ГК РФ.

Суд первой инстанции ходатайство удовлетворил, ссылаясь на то обстоятельство, что в данном случае правила части 1 статьи 49 АПК РФ нарушены не были: со стороны истца имело место изменение лишь основания иска.

Суд апелляционной инстанции позицию суда первой инстанции поддержал, указав в постановлении, что действия истца по изменению основания иска (обстоятельств, на которых истец основывает свое требование к ответчику) не нарушают положения части 1 статьи 49 АПК РФ.

Вышеуказанная трактовка действий истцов по переквалификации требования о взыскании задолженности по арендной плате на требование о взыскании неосновательного обогащения соответствует правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении Президиума ВАС РФ от 16.11.2010г.

№ 8467/10, принятому по аналогичному делу, согласно которой в том случае, если истцом заявлено требование о взыскании денежной суммы, последующее ее определение как суммы неосновательного обогащения не может являться изменением предмета иска: несмотря на ошибочное заявление первоначальных требований истцом, суд должен самостоятельно определить характер спорного правоотношения, возникшего между сторонами по делу, а также нормы законодательства, подлежащие применению.

6. Замена требования о взыскании договорной неустойки на требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в порядке статьи 395 ГК РФ положениям части 1 статьи 49 АПК РФ не отвечает.

По делу №А27-7618/2012 истец обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с ответчика долга по арендной плате, неустойки за просрочку её внесения с июня 2011 года по март 2012 года.

Источник: https://kemerovo.arbitr.ru/node/13727

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.