Моральный вред по имущественным преступлениям

Что нужно знать о компенсации морального вреда потерпевшему

Моральный вред по имущественным преступлениям

Из практики. Б. был осужден по п. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ за изнасилование К., не достигшей 14-летнего возраста. Суд взыскал с Б. в пользу ее матери Н. компенсацию морального вреда в размере 300 тыс. руб., из них в пользу потерпевшей К. — 270 тыс. руб., и в пользу Н. — 30 тыс. руб.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала, что решение суда в части взыскания компенсации морального вреда в размере 30 тыс. руб. в пользу Н. было ошибочным, так как Н. не была признана потерпевшей или гражданским истцом, участвовала в деле в качестве законного представителя, выступала в интересах К.

и поддерживала заявленный в ее интересах гражданский иск о компенсации морального вреда (определение от 03.11.2011 № 74-О11-31).

Из практики. П. был осужден по п. «в» ч. 2 ст. 158, п. «а» ч. 3 ст. 158, ч. 1 ст. 226, ст. 324 УК РФ. Суд взыскал с П. компенсацию морального вреда в пользу потерпевшей Р. В апелляционной жалобе П.

настаивал на незаконности взыскания с него компенсации морального вреда, так как материалы уголовного дела не содержат каких-либо доказательств физических и нравственных страданий Р. Суд апелляционной инстанции не согласился с доводами П.

, указав, что суд обоснованно удовлетворил гражданский иск потерпевшей, поскольку преступлением нарушено ее конституционное право на неприкосновенность жилища. При этом судом в соответствии со ст.ст. 151, 1099, 1101 ГК РФ в полной мере учтены все обстоятельства дела, характер причиненных Р.

нравственных страданий, степень вины П., а также требования разумности и справедливости (апелляционное определение Курганского областного суда от 21.08.2014 по делу № 22–1784/2014).

Презумпция причинения страданий не действует, если иск о компенсации морального вреда в связи со смертью потерпевшего предъявлен его близкими родственниками

Из практики. П. был осужден по ч. 3 ст. 264 УК РФ. Суд постановил взыскать с П. в счет компенсации морального вреда 200 тыс. руб. Прокурор и потерпевший не согласились с размером компенсации и обжаловали приговор.

Суд кассационной инстанции отменил приговор в части гражданского иска, указав, что при рассмотрении вопроса о компенсации морального вреда в связи со смертью потерпевшего иным лицам, в том числе членам его семьи, иждивенцам, суду необходимо учитывать обстоятельства, свидетельствующие о причинении именно этим лицам физических или нравственных страданий. Разрешая вопрос о гражданском иске, суд первой инстанции не мотивировал свои выводы и не учел обстоятельства, влияющие на размер компенсации морального вреда в связи со смертью родственника, поскольку наличие факта родственных отношений само по себе не является достаточным основанием для компенсации (кассационное определение Саратовского областного суда от 05.03.2013 по делу № 22–904/2013).

Из практики. А. был осужден по п. п. «б», «в» ч. 2 ст. 238 УК РФ. В пользу потерпевшей К. в счет компенсации морального вреда суд взыскал 500 тыс. руб. Сторона обвинения обжаловала приговор, требуя увеличить размер компенсации, поскольку она несоизмерима с понесенными К.

физическими и нравственными страданиями, потерявшей единственного ребенка, лишившейся поддержки и опоры в дальнейшей жизни. Апелляция согласилась с приведенными доводами и указала, что суд первой инстанции не в полной мере учел фактические обстоятельства дела, тяжесть нравственных страданий, причиненных К.

в результате преступления, связанных с невосполнимой утратой — гибелью малолетнего сына. При таких обстоятельствах взысканная судом сумма является чрезмерно заниженной и несправедливой по отношению к потерпевшей. Принимая во внимание возраст А.

, состояние его здоровья, материальное положение его семьи, а также требования разумности и справедливости, суд апелляционной инстанции увеличил размер компенсации до 1,5 млн руб. (апелляционное определение Московского областного суда от 12.03.2015 по делу № 22–604/2015).

Из практики. Ч. был осужден по ч. 1 ст. 116 УК РФ. Суд взыскал с него 15 тыс. руб. в счет компенсации морального вреда в пользу Ф. В апелляционной жалобе Ч. просил снизить размер компенсации.

Суд апелляционной инстанции в удовлетворении жалобы отказал, мотивировав свое решение тем, что при определении размера компенсации мировой судья учел степень физических и нравственных страданий потерпевшего, который испытал сильную физическую боль от повреждений, дискомфорт, а также нравственные страдания, поскольку из-за имевшихся у него на лице следов побоев в течение длительного времени он был вынужден находиться дома, так как ему было стыдно появляться на людях (постановление Заводоуковского районного суда Тюменской области от 01.11.2011 по делу № 10–14/2011).

Из практики. Ф. был осужден по ч. 1 ст. 264 УК РФ. В счет компенсации морального вреда с него было взыскано 500 тыс. руб. в пользу потерпевшего. Потерпевший обжаловал приговор, полагая, что суд занизил размер компенсации.

В течение 3 месяцев в больнице он был привязан к специальной постели-сетке и не мог себя обслуживать, перенес 12 сложных операций под наркозом в ожоговом отделении, он испытывает тяжелые страдания, связанные с ожоговой болезнью, полным обезображиванием лица, отсутствием уха и верхней губы, неработоспособности суставов пальцев левой руки (он — левша).

Потерпевший указывал на то, что в 25 лет он признан инвалидом, не может свободно двигаться, жить жизнью обычного человека, был вынужден расстаться с девушкой, его не узнают знакомые, реакция посторонних людей его шокирует, из-за чего поход в поликлинику, магазин, парикмахерскую и другие места для него является пыткой. Требовал увеличить размер компенсации до 1 млн руб.

Суд апелляционной инстанции согласился с этими доводами, указав, что, безусловно, с учетом полученных травм, проведенного ранее и продолжающегося в настоящее время лечения, наличия у потерпевшего, являющегося молодым человеком, инвалидности, заявленные им требования в размере 1 млн руб. являются разумными и справедливыми.

Приговор суда первой инстанции не соответствует тяжести причиненного вреда здоровью потерпевшего и степени его страданий. Размер компенсации увеличен до 1 млн руб. (апелляционное постановление Ивановского областного суда от 05.05.2015 по делу N 22–0749/2015).

Из практики. Ш. был осужден по ч. 1 ст. 264 УК РФ. В счет компенсации морального вреда с него в пользу потерпевшего Ф. взыскано 250 тыс. руб. В апелляционной жалобе Ф. требовал увеличить размер компенсации, ссылаясь на то, что суд не учел перенесенные им физические и нравственные страдания.

Он указал, что в результате ДТП ему была ампутирована правая нога на уровне бедра, раздроблен таз, сломаны пальцы на обеих руках, он не сможет работать по специальности (слесарь-автомеханик), ему больно сидеть, после ДТП на протяжении 3 месяцев находился на стационарном лечении, из них 2 недели — в реанимации, в течение месяца его нижняя челюсть была зафиксирована, из-за чего он мог принимать только жидкую пищу через трубку, не мог разговаривать. Ф. также указал, что он не женат, не имеет детей и не знает, сможет ли когда-нибудь устроить свою личную жизнь с учетом своего физического состояния. Требовал взыскать с Ш. 10 млн руб. Суд апелляционной инстанции согласился с доводами Ф. о том, что суд не учел степень его физических и нравственных страданий. В связи с этим размер компенсации был увеличен до 600 тыс. руб. (апелляционное постановление Смоленского областного суда от 06.06.2016 по делу № 22–1051/2016).

Из практики. С. был осужден по ч. 1 ст. 109 УК РФ за то, что во время охоты в лесном массиве в нарушение Правил охоты произвел выстрел из карабина по неясно видимой цели, приняв потерпевшего за кабана, в результате чего потерпевший скончался.

Как следовало из материалов дела, с учетом обстановки потерпевший не должен был находиться в данное время впереди С. Потерпевший А. просил взыскать с С. в счет компенсации морального вреда 10 млн руб. Аналогичную сумму просил взыскать потерпевший Б. в свою пользу и в пользу малолетнего сына В.

Суд указал, что с учетом принципов разумности и справедливости и того, что сам погибший, будучи участником охоты, проявил грубую неосторожность, также нарушив Правила охоты, размер компенсации морального вреда подлежит уменьшению до 300 тыс. руб. в пользу А., 300 тыс. руб. в пользу Б., а также 250 тыс. руб. в пользу малолетнего потерпевшего В.

Суд апелляционной инстанции оставил приговор без изменения (апелляционное постановление Пермского краевого суда от 12.05.2016 по делу № 22–2696/2016).

По уголовным делам об умышленных преступлениях суды практически не ссылаются на грубую неосторожность потерпевшего как на основание для снижения размера компенсации морального вреда

Из практики. Ф. был осужден по ч. 1 ст. 107 УК РФ за убийство А. в состоянии аффекта. Когда Ф. вернулся с работы, он обнаружил дома А., который сидел с его дочерью С. и смотрел телевизор. На вопрос Ф. о том, что А. делает у него дома, потерпевший ответил, что С. на самом деле является его дочерью, и он ждет жену Ф.

, чтобы поехать с ней на дачу. Потерпевший также сказал, что он находится в интимных отношениях с женой Ф. и будет это продолжать. В ответ на это Ф. убил его кухонным ножом. При рассмотрении дела в суде потерпевшая, которая была женой убитого, требовала взыскать 2 млн руб. в счет компенсации морального вреда.

Суд учел нравственные страдания потерпевшей в связи со смертью супруга, фактические обстоятельства, при которых был причинен моральный вред, степень вины подсудимого, его имущественное положение, а также противоправное (аморальное) поведение умершего А. и снизил размер компенсации до 100 тыс. руб.

(приговор Кизнерского районного суда Удмуртской Республики от 25.03.2014 по делу № 1–2/2014).

Если подсудимый трудоспособен, отсутствие у него работы или денежных средств на момент рассмотрения уголовного дела судом не расценивается как основание для снижения размера компенсации

Из практики. Т. осужден по ч. 3 ст. 264 УК РФ. С него взыскано 500 тыс. руб. компенсации морального вреда. Суд апелляционной инстанции снизил размер компенсации до 350 тыс. руб. со ссылкой на п. 3 ст.

1083 ГК РФ, а также требования разумности и справедливости, указав, что суд первой инстанции формально сослался на учет материального положения подсудимого, но фактически его не учел. Т. работает продавцом, размер его оклада составляет 5 тыс. руб.

, он имеет 5 детей (из них 4 — малолетние), жена Т. находится в отпуске по уходу за ребенком, семья испытывает материальные трудности и имеет обязательства по кредиту на цели личного потребления.

При этом сведений о благосостоянии подсудимого суду не было представлено (апелляционное определение ВС Удмуртской Республики от 16.07.2013 по делу № 22–1711/2013).

Запомним

  • Суд не вправе по собственной инициативе взыскивать компенсацию морального вреда в пользу потерпевшего, если он этого не требует
  • Суд отклонит просьбу защиты уменьшить размер компенсации морального вреда с учетом имущественного положения подсудимого, если речь идет об умышленном преступлении
  • Если суд не уменьшил сумму компенсации морального вреда на размер денежных средств, уже добровольно переданных подсудимым в счет компенсации морального вреда, это основание для изменения приговора

Источник: https://ugolovnoedelo.com/chto-nuzhno-znat-o-kompensatsii-moralnogo-vreda-poterpevshemu/

������������������ ������ ����������������, ������ �������������������� ���������������������� �������������������� ���������� �� ������������������������

Моральный вред по имущественным преступлениям

������������ �������������������� �������� ������������ �������������� ������������ ��������������������������, ����������������������, ������ �������������������� �� ������������������������ ���������������������� ����������, ������������������������ ��������������������������.

�� ������ ���������� ������������ ������������������������, ������ �� ������������������������ �������������������� �������������������� ���������������������� �������������������� ����������.

���������������� ���������������� ������: �� ������������ �������������������� ���������������� ���������������������� ������������ ���������������������� ������ �� ����������������������.

�������� ������ ������������ �������� �������������������� ��������������������, ���������� ���������������� ����������, �� ���������� ������������ �� ���������������������� �� ������������ ����������������������.

“���������������� ������������������������ ������������������������ �������� �� ������������������ �������� ���������������� ���������������� ���������������������� �������������������� ���������������������������������� �������������� �������������� �� �������������������� ����������, ������������������������ ������������������������ ��������������������������, – �������������� ������������������������ ������������������ �������������������� �������������� ������������ ���������������� ��������������. – ���������������� ������ ������������������������������ �� ������������ ������������������ ������������������������������ ���� �������������������� ��������. ���������� �������������� �������������������� ���� �������������������� ������������������������������ ���������������� ������, ������������������������ ���� ������������������������, ���� ������������ �� �������������������� �� �������������������� ������������������������ ������������. �������������� ������������������������ ���� �������������������� ���������������� ������������������ �������������� ������ ���������� ������������������ ������������������ �� ���������������� ������������ ��������������, ������������������ �� ��������������������������”.

���� ��������������, ������ ���� ������������ ������������������ ������������������������ ������ ������������������ �������� ������������, ���� ������ ������������ �������� ���������������� �� �������������������� �� ������������ ������������������������ �������������� ���������� 5,9 ������������������ ������������ �� ���������������� ���������������������� ����������, ������������������������ ������������������.

“���������������������������� ���������������������� �������������������� �������� �������������� ���������� ���������������� ������������ �������� ����������������������.

������������ ��������������, ���������������������� ������������������������ ���������� ���������� ������������������������ ������������������ ���������������������� ���� ������������ ��������������������������, ���� �� �������������������� ����������.

��������������, ������ �� �������������������� �������������� ������������ ������������������ ����������������, ������������������������������ ���������������� ���������������������� ���������������� ���������������������� �������������������� ����������”, – ������������������ ���������������� ��������������.

�� ������������������, ������ ���������������� ������������������ ������, ���������������������� �������������������� ���������� ������������ ������������������ ������������������������ ������������������ ������������������.

“������ �������������������� ���������� �� ���������������������� ������������������������ ������������������������ ������ �������������������������� �������������������� ���������� ���������� ������ ���������������������� �������������� ���������������������� �������������������� ���������� �������������������� ������������������ ���������������� ���������������������� ������������������������ �������������������� ������ ������������������������ ������������������, ������������������ �� ������ ������������������������������ ��������������������������, �������������� �������� ����������������������, ������ ������������������������ ������������������ �� ������������ �������������������� ���������������������������� ��������, ���������������� ���� �������������� �������� ���� ���������������������������� ��������”, – ������������������ �� ��������������.

���� �������� �������������� ������ ���������������������� �������������� ���������������������� �������������������� ���������� ������������ ���������������������� �������������������� �������������������� �� ����������������������������, – ������������������������ ������������������ ������. ���������� ��������, ���� ���������������� ���������������� ���� ����, ������ ������ ������������������������ ���������� �������������������������������� ������ ������������������������ ������������������ ������������������������, �������������������� �������������� ������ ������������������������, ������ ���������������������������� ���������� �������� ������������ ������ ���������������������� �������������� ���������������������� ������ �������������������� ���������� �� �������������� ���������������� ���������� ��������������.

“���������������� �������������������������� �������������� �������������������������� ������������������ �� ���������������������������� ������������������������ �� �������������� ������������������������ ���� ������������������������ �������� �� ������������ �������������������� ��������.

�������������������� ���������������������� �������������� ������ ���� �������������� �������� �� ���� ���������������� �������������� ��������������, – ������������ �������������� ���������������� ��������������.

– ���������������������� ���������������������� ���������� ������������������������ �� ���������������� ����������������”.

Источник: https://rg.ru/2020/06/30/verhovnyj-sud-obiasnit-kak-vzyskivat-kompensacii-moralnogo-vreda-s-prestupnikov.html

Компенсация морального вреда при причинении имущественного ущерба

Моральный вред по имущественным преступлениям

По общему правилу, имущественный ущерб не предполагает возможным компенсацию морального вреда, связанного с утратой или повреждением имущества, как бы не были сильны переживания по этому поводу у собственника. Вместе с тем, выход из сложившейся ситуации все же имеется, по крайней мере, такая возможность не исключается.

Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Перечень нематериальных благ поименован в ст.

150 ГК РФ, согласно которой к ним относятся жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, неприкосновенность жилища, личная и семейная тайна, свобода передвижения, свобода выбора места пребывания и жительства, имя гражданина, авторство, иные нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

Прежде всего, обращает на себя внимание, что содержание ст.

150 ГК РФ ориентирует нас на признание нематериальными благами тех прав и свобод, которые тесно связаны с личностью, хотя бы и имеют своим объектом конкретное имущество, как это наглядно демонстрирует право на неприкосновенность жилища, например. Большинство таких прав имеют прямое закрепление в Конституции России в качестве фундаментальных свобод.

С некоторым сожалением, отметим, что формулировка ст. 35 Конституции РФ провозглашает охрану собственности законом и указывает на невозможность принудительного лишения человека принадлежащего ему имущества.

Однако содержательно перед нами вполне конкретная норма, несущая имущественный характер. Неприкосновенность права собственности в Конституции России не провозглашена. Вместе с тем, согласно ст.

17 Конституции России гражданам гарантируется признание и защита прав, предусмотренных нормами международного права. Тем интереснее для нас содержание ст. 1 протокола № 1 Европейской конвенции о защите прав и основных свобод, провозглашающее право на уважение собственности.

Такая формулировка гораздо ближе к пониманию собственности как неотчуждаемого блага, учитывая, что без материального фундамента, жизнь, развитие человека не представляется возможным в принципе.

Вероятно, этим объясняется одно из известных судебной практике в силу прямого указания закона исключение из общего правила, предусмотренное в ст. 15 Закона РФ от 07 февраля 1992 года № 2300-1 «О защите прав потребителей».

Эта норма дает потребителю право независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков требовать компенсации морального вреда вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами.

Другим таким исключением является презумпция причинения морального вреда при совершении должностными лицами органов власти незаконных действий, чему посвящены ст. 1069, 1070 ГК РФ.

Между тем указанные примеры скорее являются средством достижения баланса частных и публичных интересов, поскольку потребитель или обращающийся к чиновнику, заранее является слабой стороной в возникающих отношениях.

Как же быть, если имущественные потери понесены в связи с поведением соседа или стороны по договору, какой является такой же обычный гражданин, или если договор не является потребительским по своим свойствам?

Довольно часто, хотя и не всегда, действия иных лиц, причиняющие имущественный ущерб собственнику, могут быть квалифицированы как преступление.

При определенных условиях, когда правоохранительные органы отказывают в возбуждении уголовного дела, в соответствующем постановлении обычно содержится ссылка на ч. 2 ст.

14 УК РФ о том, что подтвержденное материалами проверки деяние лица не образует состав уголовного преступления, поскольку лишь формально содержит признаки последнего.

Отказ в возбуждении уголовного дела в порядке п. 2 ч. 1 ст.

24 УПК РФ за отсутствием в действиях лица состава преступления на стадии проверки сообщения о преступлении соответствует закону, что было подтверждено Определением Конституционного Суда РФ от 07 февраля 2013 года № 128-О, поскольку такое решение не зависит от волеизъявления потерпевшего − оно предопределяется исключительно общественными интересами, конкретизируемыми на основе требований закона и фактических обстоятельств дела.

Однако это дает поводов заявить о том, что в результате имеющихся объективных оснований, как правило, связанных с незначительностью материального ущерба для целей уголовного преследования, тем не менее было нарушено право на уважение собственности, − то нематериальное благо, гарантии которого установлены международным правом. Тем более, что сам факт противоправного поведения стороны нашел подтверждение, и лишь по формальным соображениям «не дотянул» до квалификации его как уголовного преступления.

Такой подход к определению оснований компенсации морального вреда при понесенном материальном ущербе представляет значительный интерес и требует своего дальнейшего изучения.

предлагаю подискутировать коллег

л

л

Источник: https://zakon.ru/blog/2013/12/16/kompensaciya_moralnogo_vreda_pri_prichinenii_imushhestvennogo_ushherba

Моральный вред по уголовному делу

Моральный вред по имущественным преступлениям

Перейти к материалам о гражданском иске

Моральный вред по уголовному делу

Нормативная база- п.2 Пленума № 10  понятие морального вреда (раскрыто более подробно чем в 151 ГК)– п.9 Пленума № 10  иск о моральном вреде по уголовному делу– ч.4 42 УПК  моральный вред потерпевшему взыскивается в уголовном либо гражданском процессе- 151 ГК  компенсация морального вреда- 1099 ГК  общие положения о компенсации морального вреда- 1100 ГК  случаи, когда компенсация независимо от вины причинителя вреда- п.40 Пленума № 55иск о моральном вреде независимо от имущественного- п.7 Пленума № 10  исковая давность на моральный вред не распространяетсяРазмер морального вреда151 ГК  что учитывается для размера компенсации морального вреда- ч.2 1101 ГК  как определяется размер компенсации морального вреда- п.40 Пленума № 55что учитывается для размера морального вреда– п.24 Пленума № 17размер компенсации морального вреда– п.8 Пленума № 10  от чего зависит размер компенсации морального вреда- п.15 Пленума № 3 размер компенсации морального вреда по статье 128.1 УК (клевета)Соучастие– п.24 Пленума № 17  моральный вред с соучастников в долевом порядке- п.40 Пленума № 55моральный вред при соучастии, долевое взысканиеЮридические лица– п.24 Пленума № 17  деловая репутация юридического лица- ч.11 152 ГК  защита деловой репутации юридического лицаПошлинап.10 Пленума № 10  пошлина к иску о моральном вредеПОНЯТИЕ морального вредаМоральный вред – понятие и главные особенности (п.2 Пленума № 10)ИМУЩЕСТВЕННЫЕ преступленияПо имущественным преступлениям моральный вред – не взыскиваетсяРАЗМЕР компенсацииРазмер компенсации морального вреда – что учитывает суд (п.24 Пленума № 17)I). Характер и степень страданий потерпевшегоХарактер страданий потерпевшего, учет для определения размера компенсации (ч.2 1101 ГК)Степень страданий потерпевшего, учет для определения размера компенсации (151 ГК)II). Степень вины причинителя вредаСтепень вины причинителя вреда, учет для определения размера компенсации (151 ГК)III). Разумность и справедливостьРазумность и справедливость, учет для размера компенсации (п.40 Пленума № 55)IV). Иные обстоятельства  Иные обстоятельства заслуживающие внимания, учет для размера компенсации (151 ГК)ОБЖАЛОВАНИЕКак снизить размер взысканной компенсации морального вредаОШИБКИ судов при взыскании морального вредаСолидарное взысканиеСолидарное взыскание морального вреда – это ошибка (п.24 Пленума № 17).Разная степень родства потерпевшихСтепень родства должна учитываться при компенсации морального вредаПоведение потерпевшегоПоведение потерпевшего должно учитываться при компенсации морального вреда

Понятие и самые важные черты морального вреда (по уголовному делу)

Понятие морального вредаПонятие морального вреда содержится в двух источниках:UrlДополнительная информация:- 151 ГК  моральный вред – это физические и нравственные страдания

– краткое, буквально в паре слов – в статье 151 ГК. Но кроме фразы “моральный вред – это физические и нравственные страдания“, ничего в этой норме не разъясняется.

Url

Дополнительная информация:

п.2 Пленума № 10  понятие морального вреда (раскрыто подробнее чем 151 ГК)

– более подробно это понятие раскрыто в п.2 Пленума № 10. Ознакомьтесь с ним, более подробного раскрытия термина “моральный вред” нет более нигде. Также  там содержится большой список примеров нарушений прав потерпевшего, которые влекут моральный вред.

Просто доказать

Моральный вред довольно прост в доказывании.

Материальный ущерб от преступления нужно доказывать, нужно как-то обосновывать конкретную сумму (например, украли у меня столько-то рублей, повредили имущество на такую-то сумму, на лечение ушло столько-то).

То есть, требуются документальные подтверждения – и гражданский ответчик по уголовному делу имеет возможность оспаривать эти документы. (Например, провести экспертизу – которая оспорит стоимость утраченного имущества).

Моральный вред можно доказать и без документов. Сам факт страданий иногда бывает очевиден (например страдания потерпевшего по 111 УК или его родственников по 105 УК не требуют доказывания.

Url

Дополнительная информация:

Не нуждаются в доказывании

ч.1 61 ГПК  общеизвестные обстоятельства не нуждаются в доказывании

https://www.youtube.com/watch?v=5Rj4WjoZSz4

Норма ч.1 61 ГПК  освобождает гражданского истца от обязанности доказывать общеизвестные обстоятельства.

По имущественным преступлениям моральный вред – не взыскивается

UrlДополнительная информация:- п.2 Пленума № 10  понятие морального вреда- моральный вред это нравственные и физические страдания (п.2 Пленума № 10), поэтому:а) моральный вред взыскивается – если преступление направлено на неимущественные права, например 112 УК (вред здоровью).б) моральный вред не взыскивается – если преступление направлено чисто на имущественные права, например 158 УК (кража). То есть, считается – что лишение имущества не причиняет страданий. Спорный вопрос. Ведь играть роль потерпевшего, переносить эту свистопляску с расследованием и участием в суде – вполне даже страдание. Единственное утешение, потерпевший может нанять юриста, который эти тяготы несколько облегчит, и эти расходы можно взыскать (см. Заявление потерпевшего о возмещении расходов на представителя).в) некоторые преступления предусматривают двойной объект посягательства (одновременно и имущественные и личностные права), например 162 УК (разбой). По этой статье покушение совершается на имущество, но с причинением насилия или угрозы насилия (то есть уже затрагиваются неимущественные права). Моральный вред по таким смешанным составам – взыскивается. Примечание: но в некоторых случаях можно попробовать взыскать моральный вред и по чисто имущественным преступлениям. Эту возможность дает то, что в п.2 Пленума № 10 перечисляется довольно широкий перечень обстоятельств при которых будет причинен моральный вред: временное ограничение каких-либо прав, невозможность участия в общественной жизни и пр.

Источник: http://xn--80acb5ajmepe8k.xn--p1ai/2806-moralnyy-vred.html

Калиновский К.Б. Компенсация потерпевшему морального вреда, причиненного преступлением против собственности

Моральный вред по имущественным преступлениям

На основе правовой позиции Конституционного Суда РФ обосновывается возможность компенсации морального вреда, причиненного преступлением против собственности и необходимость изменения сложившейся судебной практики

Константин Борисович Калиновский, к. ю. н., доцент, заведующий кафедрой уголовно-процессуального права Северо-Западного филиала Российского государственного университета правосудия, член Научно-консультативного совета при Верховном Суде РФ

Важнейшим для потерпевших является вопрос о возможности денежной компенсации морального вреда, причиненного преступлениями против их собственности.

Возможно ли компенсировать в денежном выражении моральный вред в связи с угоном автомобиля, хищением квартиры? Или же возмещению подлежит только имущественный вред, а нравственные страдания потерпевшего никак не учитываются? Данный вопрос неоднозначно решается по действующему российскому законодательству и в судебной практике по его применению.

….

Сложившаяся и устойчивая судебная практика судов общей юрисдикции интерпретирует нормы статьи 151 и пункта 2 статьи 1099 ГК РФ как содержащие запрет (исключающие) возмещения морального вреда, причиненного действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, если о таком возмещении нет специального указания в законе. Данный запрет последовательно реализуется в практике рассмотрения исков потерпевших о денежной компенсации причиненного им морального вреда преступлениями против собственности.

Так, Президиум Верховного Суда РФ в Постановлении от 12 июля 2000 года № 512п00пр указал, что действующее законодательство не предусматривает возможность компенсации морального вреда, причиненного хищением имущества.

В соответствии со статьями 151, 1099 ГК Российской Федерации компенсация морального вреда допускается, когда совершаются действия, посягающие на личные неимущественные права гражданина либо на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. Моральный вред компенсируется также в других случаях, предусмотренных законом.

Однако ни гражданское, ни иное законодательство не содержат указаний на возможность компенсации морального вреда, причиненного хищением имущества.

Аналогичная правовая позиция отражена в Определении Верховного Суда РФ от 20 февраля 2002 года № 37-Д02-1, апелляционном определении  Судебной коллегии по гражданским делам суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 16 июня 2014 года по делу № 33-1271/2014, постановлении Президиума Московского областного суда от 28 декабря 2011 года № 589, апелляционном определении Московского городского суда от 2 октября 2014 года по делу № 10-12211, апелляционном определении Судебной коллегии по гражданским делам Тверского областного суда от 15 июля 2014 года по делу № 33-2085 и других решениях.

Действительно, для такой практики законодательство дает определенную почву.

Оценивая буквальный смысл пункта 2 статьи 1099 ГК РФ – «моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом» – нельзя не заметить, что законодатель из трех возможных форм выражения его диспозиции (запрет, дозволение, предписание) неудачно использует здесь именно предписание, которое всегда сочетает в себе запрет и дозволение. Оно четко задает рамки правомерного поведения, в пределах которых дозволяется возмещение вреда, а за этими рамками возмещение вреда уже запрещается и расценивается как неправомерное. Тем самым вместо общедозволительного типа правового регулирования, характеризующегося правилом: «разрешено, все, что прямо не запрещено», в полной мере обеспечивающим конституционное право граждан защищать свои права всеми не запрещенным законом способами, используется общезапретительный тип (запрещено все, что прямо не запрещено), предназначенный для регламентации сферы публично-правовых отношений.

К тому же указанный пункт содержит технико-юридический дефект, предусматривая в качестве гипотезы нормы такие действия или бездействие, которые одновременно а) нарушают имущественные права гражданина и б) причиняют ему моральный вред (физические и нравственные страдания); то есть здесь описывается деяние, влекущее одновременно два последствия. Соответственно этому буквальному смыслу, нарушение имущественных прав при отсутствии специального разрешения в законе автоматически исключает возмещение причиненного морального вреда вне зависимости от степени и характера нарушения тех и других прав (обоих последствий). Например, в результате нарушения правил вождения автомобиля одновременно причинен вред здоровью и имуществу. Даже если вред здоровью тяжкий, а вред имуществу малозначительный, по буквальному смыслу рассматриваемой нормы, исключается возмещение морального вреда.

Тем самым буквальный смысл пункта 2 статьи 1099 ГК Российской Федерации, как представляется, не только исключает действие общего правила статьи 151 ГК РФ, гарантирующей возмещение морального вреда действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага – вне зависимости от того, нарушают ли они одновременно имущественные права, – но и нарушает конституционный принцип соразмерности установленных законодателем ограничений прав, в том числе права на возмещение вреда, права защищать свои права всеми не запрещенным законом способами (статья 45, часть 2, Конституции Российской Федерации).

Такое ограничение указанных прав (путем установления исчерпывающего перечня случаев возмещения морального вреда, который причинен действиями, одновременно нарушающими имущественные права) не может быть признано соразмерным гипотетической цели предупреждения злоупотребления правом на обращения с малозначительными исками, тем более в тех ситуациях, когда государство обязано защищать права потерпевших от преступлений, защита от возможного злоупотребления правом не может приводить к отмене самого этого права (статьи 55, часть 2 Конституции Российской Федерации).

Тем более, что пункт 2 статьи 1099 ГК Российской Федерации в результате ограничивает право на судебную защиту, которое относится к основным неотчуждаемым правам и свободам и одновременно выступает гарантией в отношении всех других конституционных прав, и не может быть ограничено ни при каких обстоятельствах, в то время, как ограничение доступа к правосудию является одновременно и ограничением фундаментального права на защиту достоинства личности и это тем более относится к жертвам преступлений (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 3 мая 1995 года, от 2 февраля 1996 года от 16 мая 1996 года).

Рассматриваемое правовое регулирование не отвечает и принципу справедливости, освобождая от гражданско-правовой ответственности в виде обязанности компенсировать моральный вред лиц, совершивших имущественные преступления, что не только нарушает конституционные права потерпевших (имущественному интересу преступника отдается приоритет перед интересами жертвы: «Qui parcit nocentibus innocentes punit» – «Щадящий виновных наказывает невиновных»), но и не способствует предупреждению преступлений, ослабляя возможности охранительного правового воздействия.

Указанная проблема неоднократно рассматривалась Конституционным Судом Российской Федерации, который указывал, что компенсация морального вреда как самостоятельный способ защиты гражданских прав, будучи мерой гражданско-правовой ответственности, правовая природа которой является единой независимо от того, в какой сфере отношений – публично-правовой или частноправовой – причиняется такой вред, не исключает возможности возложения судом на нарушителя обязанности денежной компенсации морального вреда, причиненного действиями (бездействием), ущемляющими в том числе имущественные права гражданина, в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения (Постановление от 8 июня 2015 года № 14-П; определения от 16 октября 2001 года № 252-О, от 3 июля 2008 года № 734-О-П, от 4 июня 2009 года № 1005-О-О, от 24 января 2013 года № 125-О, от 27 октября 2015 года № 2506-О и др.).

При этом заслуживает особого внимания одно из последних его решений по этой проблеме: Определение Конституционного Суда РФ от 6 июня 2016 года N 1171-О.

….

Действительно, преступления против собственности, в том числе и в виде покушения на мошенничество, повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение (часть третья статьи 30, часть четвертая статьи 159 УК Российской Федерации), не только посягают на гарантированное Конституцией РФ право каждого иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами (статья 35, часть 2 Конституции РФ), но также как и любое другое преступление обладают признаком общественной опасности, т.е. по сравнению с предусмотренными гражданским или административным законодательством правонарушениями наиболее грубо умаляют указанное право личности, чем неизбежно затрагивают ее нематериальные права, прежде всего – человеческое достоинство (статья 21, часть 1 Конституции РФ). Общественно опасное противоправное нарушение важнейшего экономического права граждан, как права частной собственности, относящегося к основным правам человека, причиняет вред признаваемым Конституцией РФ ценностям: экономической основе общества и государства, свободе экономической деятельности (статья 8), правопорядку и общественной безопасности (статья 71, пункт «м»; статья 72, пункт «б» части 1), неизбежно подрывает реализацию и таких нематериальных прав граждан, которые основаны на их материальном благополучии, в том числе на достойную жизнь и свободное развитие человека; здоровье; неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну; на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности; на отдых; свободу творчества и доступ к культурным ценностям и др. В частности, предусмотренное частью четвертой статьи 159 УК РФ имущественное с точки зрения своего непосредственного объекта преступление, сопряженное с лишением права гражданина на жилое помещение, прямо посягает и на факультативный объект – конституционное право на жилище (статья 40, часть 1 Конституции РФ). К тому же способ совершения мошенничества – обман или злоупотребление доверием – всегда негативно воздействует на психику потерпевшего, причиняя тем самым ему и нематериальный вред.

Следовательно, преступление против собственности имеет своим последствием нарушение и нематериальных прав потерпевшего, и это нарушение – даже не будучи закрепленным в уголовно-правовой норме в качестве квалифицирующего признака, может признаваться обстоятельством, отягчающим наказание (пункт «б» части первой статьи 63 УК РФ) (Постановление Конституционного Суда РФ от 7 апреля 2015 года № 7-П). Оно порождает у потерпевшего отрицательные эмоции, в том числе чувство незащищенности от преступных посягательств, которые с учетом фактических обстоятельств дела и индивидуальных особенностей потерпевшего способны достигнуть уровня физических и (или) нравственных страданий, то есть причинить моральный вред[1].

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 29 июня 2010 года № 17-П «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» также не ограничивает права потерпевших в зависимости от объекта преступного посягательства и не подвергает сомнению, что моральный вред причиняется любым преступлением, разъясняя при этом порядок разрешения судом вопроса о размере компенсации причиненного потерпевшему морального вреда, предполагающий применение судами положений статьи 151 и пункта 2 статьи 1101 ГК Российской Федерации (пункт 24).

Изложенное позволяет заключить, что приведенные нормы статьи 151 и пункта 2 статьи 1099 ГК РФ – в той части, в какой в них содержится предписание о возможности компенсации морального вреда в других случаях, предусмотренных законом (то есть в отступление от общего правила, предполагающего компенсацию морального вреда лишь при нарушении личных неимущественных прав потерпевшего либо посягательств на принадлежащие ему нематериальные блага), в том числе в случаях нарушения имущественных прав гражданина, – по смыслу указанной правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, могут рассматриваться как установленная законодателем дополнительная правовая гарантия (специальная норма), усиливающая гражданско-правовую ответственность причинителя вреда. В силу этой гарантии с обязанного лица может быть наряду с возмещением убытков (статья 15 ГК Российской Федерации) дополнительно взыскана компенсация морального вреда даже в тех случаях, когда его причинение лишь предполагается (презумпция наличия физических и нравственных страданий, опровержение наличия которых или вовсе невозможно, или же возлагается на ответчика; соответственно, пострадавший либо полностью освобождается от обязанности доказывания, либо эта обязанность значительно ослабляется).

Полный текст статьи для подписчиков журнала «Уголовный процесс» на сайте http://e.ugpr.ru/article.aspx?aid=488582

В доктрине уголовного права, которую можно признать классической, считается, что любое преступление посягает не только на непосредственный и родовой объект уголовно-правовой охраны, но и на общий объект, каковым признается правопорядок – урегулированное уголовно-правовыми нормами состояние общественных отношений.

Соответственно, любое преступление этому общему объекту причиняет вред, включающий в себя последствия в том числе в виде причинение горя людям, которые лишаются уверенности в своей защищенности. См.: Прохоров В.С. Преступление и ответственность. Л., 1984. С. 50, 62 – 63; Соктоев З.Б.

Причинность и объективная сторона преступления. М., 2015.

»

Источник: https://www.iuaj.net/node/2081

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.